28.06.2022 11:18
ПРОНИКНОВЕНИЕ  ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В  МИКРОМИР
СарМед - Лекторий

ПРОНИКНОВЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В МИКРОМИР

В 1970 году, в учебном классе кафедры микробиологии, что располагалась тогда в старинном здании бывшей Митрофановской церкви, напротив кинотеатра «Победа», я впервые увидел микроорганизм, микроб. И не какую там, почти безобидную Кишечную палочку, а возбудителя дифтерии - Corynebacterium diphtheriae.
Самое замечательное, что культуру, выращивал сам, сам приготовил мазок и микроскопировал. В поле зрения старенького микроскопа с восхищением увидел «гантелеобразные», синенькие бактерии - палочки Лёффлера.
220px-Corynebacterium_diphtheriae.svg.png diphtherie1_urs_2267.jpg content_Снимок_экрана_2019-10-14_в_18.41.52.png
Практические работы выполнялись под руководством замечательного педагога, ученого, экспериментатора, тогда доцента , в последствии, профессора – Шуба Геннадия Марковича.
что там выросло.jpg Шуб мышка студент.jpg
                                                                                     
8 мая, накануне Дня Победы, исполнилось восемь лет как этот, поистине великий Человек, ушел от нас.
                                                                          2005 год.jpg
Эта статья посвящается моему учителю, доктору медицинских наук, профессору Шубу Геннадию Марковичу, бессменно и мудро руководившему кафедрой микробиологии СМИ - СГМУ с 1974 года по 2014 год!
В начале 18- го века Просвещения мало кому известный человек Антоний Левенгук впервые заглянул в таинственный мир, населённый невидимыми невооруженным глазом живыми существами. В последствии, выяснилось, что одни из них – злы, коварны и даже смертоносны, другие полезны, третьим на человека наплевать.
                                                               1621102803_antonie_van_leeuwenhoek.jpg
Более чем триста лет назад человечество только стало освобождаться от суеверий. Это был мир, когда наука только училась стоять на своих шатающихся, слабых ногах. Это был мир, когда Сервет – испанский врач и богослов, исследователь системы кровообращения человека, был сожжен инквизицией за то, что осмелился вскрыть человеческий труп, а великий Галилей был брошен в застенки за попытки доказать как устроена Солнечная система и что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот!
Делфт.jpg
Антоний Левенгук родился в 1632 году в изрезанном каналами городке Дельфт Голландии – родине тюльпанов и ветряных мельниц и вкуснейшего сыра, за который у нас сейчас выдают что-то нечто несуразное и малосъедобное и, разумеется – пива! Прекрасного пива!
Братья Антония как раз и занимались этим благородным и почетным делом – пивоварением. Отец Левенгука умер рано и мать не желая, чтобы мальчик пошел по проторенному пути бюргера, отправила его на обучение в Амстердам.
Возможно, жизнь его сложилась бы вполне покойно и благополучно на штатной должности привратника городской ратуши Дельфта, если бы не возникшее таинственным путем сумасшедшее пристрастие к шлифованию увеличительных стёкол.
Антоний где-то вычитал, что если очень тщательно отшлифовать линзу и подобрать идеальную кривизну стёклышка, то можно добиться очень сильного «увеличения» рассматриваемого предмета. Образованные люди того времени говорили исключительно на латыни, а Левенгук знал только голландский – язык рыбаков и торговцев.
На латыни Левенгук мог только с трудом умел читать и единственной литературой для него была Библия.
Однако не было на свете более упрямого и любознательного, а главное – самоуверенного человека, чем Антоний Левенгук!
Много лет он ходил к мастерам-оптикам и учился у них искусству шлифования стекл. Он посещал алхимиков, аптекарей, лекарей, интересуясь буквально всем!
Освоив их ремёсла он научился обтачивать стёкла невероятной чистоты. На это уходили многие часы кропотливого труда и невероятного напряжения. Затем он вставлял линзочки в собственноручно изготовленные оправы из меди, серебра или золота, которые сам вытягивал на огне, среди адского дыма и ядовитых испарений.
Естественно, соседи думали, что Антоний немного «тронулся», но он упорно продолжал свой тяжкий и вредный для здоровья труд, научившись в конце концов, делать линзы размером несколько миллиметров с невероятной увеличительной способностью.
Современный световой микроскоп, используемый в тривиальных микробиологических исследованиях имеет «увеличение» в 150 крат и только при использования иммерсии – 900 кратное.
Линзы Антония Левенгука были 300- кратного увеличения! Фантастика!
Достигнув такого технического совершенства неугомонный Антоний стал рассматривать через свои линзочки все, что попадалось ему под руку – чешуйки кожи, мышечные волокна мяса кита, волоски шерсти, которые под его стеклами становились похожими толстые мохнатые брёвна.
Он «осторожно отсекал мушиную голову, насаживал её мозг на тонкую иглу своего микроскопа, и с восхищением рассматривал детали мушиного мозга. Невероятно! Проворчал он, увидев грубое жало блохи и мохнатые ножки вши». (из книги «Охотники за микробами» Поль де Крюи).
Двадцать лет Левенгук работал в полном одиночестве, невозмутимо выслушивая насмешки односельчан. Однако, в Дельфте был одни человек, который не смеялся над Антонием. Это был член-корреспондент Королевского общества исследователей Ренье де Грааф, чьи именем впоследствии был назван «пузырек» в яичнике. Именно Ренье де Грааф, посмотрев препараты Левенгука через его оптические инструменты поспешил написать в Королевское общество, рассмотреть открытия дельфского исследователя микромира, о котором тогда никто не знал.
Левенгук направил учёным мужам в Амстердаме, озаглавленное весьма вычурно и забавно: «Перечень некоторых наблюдений, сделанных с помощью микроскопа, изобретенного мистером Левенгуком, относительно строения кожи, мяса, жала пчелы и так далее».
Это письмо удивило и позабавило джентльменов из Королевкого общества, но все же, они были искренне поражены чудесными открытиями скромного натуралиста из маленького городка, среди каналов и мельниц.
Однако, вскоре наступил тот день, который стал, практически днем зарождения микробиологии. Пусть пока примитивно-описательной, но микробиологии.
В этот солнечный, прохладный день, этому странному человеку, по какому-то наитию пришла в голову мысль рассмотреть капельку воды – чистой дождевой воды из бочки.
Что могло быть в прозрачной воде упавшей с неба?
Набрав капельку воды в тонкий стеклянный капилляр, только что собственноручно оттянутый, он укрепляет эту тончаюшуую трубочку в зажим своего микроскопа.
Автор видел изобретение Антония Левенгука в Кунсткамере Санкт-Петербурга, привезенное другим любопытным и пытливым человеком – Петром Великим.
Микроскоп Левенгука совершенно не похож на традиционный прибор с тубусом, окуляром и объективом и наблюдать микроскопический мир с его помощью была сущая мука.
Итак, Левенгук, прищурившись, смотрит через крошечную линзу на капилляр с водой.
«Он что-то бормочет, прерывисто дышит…И вдруг, раздается его взволнованный крик,- Там какие то крошечные животные! Они плавают! Они играют! Они в тысячу раз меньше любого живого существа, которое мы можем рассмотреть…»
Так были открыта знаменитые «туфельки» - инфузории (от слова «инфузум» - настой).
Но откуда взялись в чистой дождевой воде (тогда они была еще действительно чистая) эти проворные незнакомки? Упали вместе с водой из облаков, или проникли, невидимые, с земли? Или созданы Богом?
Левенгук верил в творца, как любой благочестивый голландец 17-го века. Но в тоже время самобытный исследователь и вечно сомневающийся человек, был материалистом. Он твердо верил, что жизнь появляется от жизни. По его твердому убеждению, не мог Бог сотворить крошечных животных в бочке для дождевой воды.
И Левенгук из наблюдателя трансформировался в экспериментатора. Он стал брать различные пробы воды и далеко не всегда находил «зверушек». Они появляются только в несвежей воде, с фрагментами растений, неизбежно попадавших в дождевые бочки.
«Они не падают с неба!», сделал вывод Левенгук.
У Левенгука был талант каллиграфического письма и четкого рисовальщика. Он зарисовывал свои микрообъекты, наблюдая их в свой прибор. Вероятно, именно от Левенгука пошло правило смотреть в окуляр левым глазом. Меня студенты всегда спрашивают, почему надо обязательно смотреть левым глазом, это неудобно?
Потом появились «бинокуляры» и неудобства были ликвидированы.
Он обследовал все новые объекты и почти везде находил крошечных существ, подвижных и неподвижных.
Однажды он решил «микроскопировать» свой собственный зубной налет и пришел в неописуемый ужас! Придя в себя, Антоний написал в Королевское общество, что нашел у себя во рту целый «зверинец»! Массу невероятно маленьких созданий, извивающихся как змейки и маленькие спиральки, бешено вертевшиеся. Он исследовал зубной налет у человека, который никогда не чистил зубы, но беспрерывно курил трубку. У своего подопытного он обнаружил тысячи самых разнообразных микроскопических существ!
Исследователи биографии Левенгука удивляются тому факту, что пытливый исследователь, ни разу не задумался о возможной вредности для человека крошечных обитателей его организма. Однако, свои зубы он стал чистить тщательно и каждый день, причём не кончиком гусиного перышка, а щеткой и мелом!
Проводя большую часть свободного от работы в своей небольшой мануфактурной лавке времени за своими микроскопами, он сделал множество удивительных открытий. В хвосте маленькой рыбки, он увидел те мелкие кровеносные сосуды, по которым артериальная кровь переходит в венозную , тем самым дополнив открытие Вильяма Гарвея о замкнутой системы кровообращения.
В 1711 году Антоний стал первым человеком на Земле, увидевшим сперматозоид. Для этого ему пришлось особую стеклянную трубочку, для забора биоматериала. Несколько позже право первооткрывателя мужской гаметы стал оспаривать помощник Левенгука. Он даже подал в суд на Антония, мотивируя свой иск тем, что материал для исследования был его, а не Левенгука. Суд отклонил иск донора сперматозоидов.
К слову сказать, яйцеклетка была открыта русским ученым Карлом Бэром, спустя более чем ста лет – в 1826 году.
Со временем, о неутомимом исследователе, изобретателе микроскопов оригинальной конструкции узнала вся Европа. Английская королева совершила свое путешествие в Дельфт, чтобы посмотреть на диковинных анималькулей, Пётр Великий специально приезжал из России, чтобы засвидетельствовать ему свое уважение.
Наряду с Исааком Ньютоном и Робертом Бойлем Левенгук считался одним из самых уважаемых членов Королевского научного общества.
Ещё одним замечательным открытием Левенгука были красные кровяные тельца – эритроциты, которые он первым увидел в крови человека в 1673 году.
Наблюдая как в микромире идёт непрерывная борьба и одни «зверьки» пожирают других, он пришел к следующему выводу: «Жизнь существует за счет жизни! Это жестоко, но такова Божья воля!».
Когда Левенгуку исполнилось 85 лет, друзья стали уговаривать его бросить свои занятия и уйти на покой. На что он им ответил, гляди по –юношески блестящими глазами,- Плоды, созревающие осенью, сохраняются дольше всех!
В 1723 году, на смертном одре в возрасте девяносто одного года, он попросил своего старого друга перевести два письма на латинский язык и послать их в Лондон, в которых изложил свои основные открытия, сделанные за последние пятьдесят лет.
Так умер первопроходец в микрокосмос!
Потом в него смело проникли Спалланцани, Луи Пастер, Роберт Кох, Илья Мечников, сделав немало великих открытий, принесших громадную пользу человечеству.
Но Антоний Левенгук был первым! Честным и безукоризненно точным исследователем!
maxresdefault.jpg

В. Софьин к.м.н., доцент
 Преподаватель дисциплины: "История медицины", СОБМК

-